Умей хранить тайны

Каждому человеку очень важно уметь хранить тайны. На мой взгляд, умение хранить тайны – является «атрибутом» именно надёжного, порядочного человека, которому можно доверять больше, чем многим другим. Понятное дело, что речь я веду не о стопроцентном доверии, так как доверять настолько никому, кроме Бога – нельзя, но всё же.

О чём я, пряча за определением «тайна», говорю? О личных переписках, где человек на эмоциях нам выговаривается, или делится с нами своей проблемой, прося о помощи, о месте проживания человека, и о предоставлении кому-либо его номера телефона. Вот только об этих моментах, я буду говорить в своей этой статье.

Лично я, когда мне дают свой номер, сообщают свой адрес проживания, воспринимаю это знаком, что мне доверяют. Ведь, я уверен, что всё-таки большинство людей, просто так, без хотя-бы какого-то, причём не маленького, процента доверия человеку, давать такие данные о себе не будут. А уж если человек делится со мной какой-то своей проблемой, переживанием, просит о какой-то помощи, то здесь уже тем более, сомневаться в его доверии мне – глупо. Ведь, когда человек нам в чём-то открывается, видит в нас того, кто может ему помочь, то нужно помнить, что, несмотря на его, вполне возможно, большой круг знакомых, родных, – доверился он, в данный момент, именно нам, а это очень дорогого должно для нас стоить!

Единственное что, не нужно из-за этого начинать себя считать, каким-то одним из лучших, возвышаться, пользоваться этим в своих целях. Желание выслушать, помочь – должно быть только ради (простите за тавтологию) – стремления выслушать и помочь, причём во Славу Божию, а не ради того, чтобы, например, втереться в доверие, чтобы побольше на человека компромата «нарыть». И не ради того, чтобы в случае ссоры, если человек, на твой взгляд, поступит с тобой – плохо, чтобы у тебя, потом, было то, о чём рассказывать про него другим!

Золотое правило: «Всё, то хорошее во мне (качества, умение общаться), что располагает ко мне людей – это Божие, а не моё, поэтому благодарите, в первую очередь, за всё Бога. А я всего лишь обычный, грешный человек, у которого, даже если и получится чем-то помочь, то сделаю я лишь то, что должен был сделать, поэтому ничего особенного в моём поступке не будет». И нужно просто порадоваться тому, что Господь дал тебе возможность, через старание (или, если не можешь помочь, через просто желание, через молитву за человека) помочь ему, а через это – угодить Самому Богу, добиться пользы для своей же души.

Очень важно, несмотря на то, сможешь помочь или нет, но, хотя бы своим неразглашением об этом разговоре никому, – это доверие оправдывать. Неважно: просто ли человек, общаясь с нами, много матерился на эмоциях, хотя в жизни старается за речью следить, и его все знают, как «тихоню», или же он поделился с нами своей болью, переживанием. Всё равно, в том и в этом случае – этот разговор не должен кому-то, тайно от человека, пересылаться, рассказываться, а должен остаться, навсегда, только между поделившимся информацией и её принявшим. Причём, не играет роли, останемся мы навсегда друзьями, или, может быть, через месяц, год жёстко поссоримся – содержание разговоров с ним, всё равно нужно держать в тайне.

Может быть, не совсем подходящий пример приведу. Но, я считаю, что у человека, тем более православного, отношение к личному общению с другим человеком (именно, когда он хочет чем-то поделиться, просит помощи) должно быть близким к тому, как относится священник к чьей-то исповеди. Существует тайна исповеди, которую священник не имеет права нарушать. Причём неважно, что человек ему о себе перечислял, начиная от осуждения, заканчивая каким-то серьёзным уголовным преступлением – всё сказанное человеком на исповеди, от мала до велИка, подчеркну, ставится на один уровень запрета для разглашения. Вот так же и я, открытость в разговоре другого человека, основанную на доверии мне, воспринимаю как своеобразную «исповедь», и считаю, что этот разговор должен храниться мной в строжайшем секрете.

Исключением являются случаи, когда человек сам разрешает рассказывать свою историю другим, например, на тему, как он справлялся с той или иной ситуацией или недугом. Но, даже в таком случае, лично я, если бы и рассказал саму историю, но, чаще всего, не стал бы упоминать конкретные имена людей – участников этой истории, в том числе, не стал бы упоминать и имя самого человека, рассказавшего мне эту историю, чтобы сохранить их анонимность. Я считаю это правильным и важным.

Ещё исключением являются случаи, когда, например, человек совершил самоубийство, а родственники хотят понять причину, и спрашивают меня о том, что он последнее время мне говорил. Причём, если я и расскажу информацию, то, повторюсь, при возможности, расскажу её только родителям, родственникам, потому что – они имеют право знать. Или, если я узнал, что человек склонен к суициду, или хочет совершить преступление, то попрошу, опять же – родственников, быть к нему внимательнее. Потому что, если этого не сказать, то вдруг он с собой что-то сделает или кого-то убьёт/ограбит, а я, благодаря своему умалчиванию, буду в этом тоже виноват. Но, эти случаи, так скажу, прям «исключительно – исключительные», и надеюсь, что никогда с ними не столкнусь. Просто, так как с подобными случаями можно столкнуться, я их тоже решил упомянуть в статье.

По поводу разглашения номера телефона конкретного человека – скажу так, я считаю эту информацию очень-очень личной, а значит, не подлежащей к разглашению для любого, кто-бы о ней не спрашивал, для любого, кем-бы человек, спрашивающий о ней, не представлялся бы (братом, лучшим другим, о котором я не знаю и т.д). Исключение только одно, если у человека новый телефон, номера не сохранились, а я сам точно знаю, что человек, спрашивающий чей-то номер телефона, действительно имеет отношение к кругу общения владельца номера.

Как я бы поступил? Очень просто. Я, даже если бы сам хорошо знал спрашивающего, хорошо к нему относился, всё равно сказал бы ему, чтобы тот не обижался, но я изначально спрошу у владельца номера телефона, можно ли мне дать его номер, захочет ли он пообщаться или нет. Если разрешит, то без проблем продиктую номер, если ответ будет отрицательным, то нет.

Я – то к спрашивающему человеку хорошо отношусь, но это я, и я не знаю, как к нему относится/отнесётся человек, номер телефона которого у меня спрашивают. Я же не могу, давая его номер без спроса, таким образом, за него решать, что тот, со спрашивающим номер, захочет общаться. Тут и, на мой взгляд, обижаться нечего, наоборот, нужно радоваться тому, что человек, у которого ты спрашиваешь чей-то номер, умеет хранить секреты, а не разбалтывает его всем, кто попросит. Ведь если человек сохраняет чей-то номер в тайне, до одобрения владельцем его кому-то дать, то и твой номер, скорее всего, будет хранить в таком же секрете. А это разве не хорошо?

Почему я так жёстко стою на этой позиции? Объясню. Казалось бы, а что такого дать чужой номер, не спрашивая владельца? Ведь, в случае чего, владелец номера всегда может воспользоваться чёрным списком.
Проблема в том, что, наверное, многие люди сталкиваются с такой ситуацией, когда им приходится менять номер телефона, потому что начинают надоедать, звонить непонятно кто. А почему это происходит? В том числе, из-за того, что, к сожалению, часто, люди не умеют сохранять в тайне номера телефонов своих знакомых, до разрешения владельцем его кому-то дать. А что такое смена номера? Это лишний раз паспорт свой засвечивать, друзей обзванивать, оповещая о новом номере. Это, пусть и не очень глобальная какая-то проблема, но всё равно проблема же. А зачем, со своей стороны, вкладываться в то, чтобы человек, из-за нашего неумения держать язык за зубами, рано или поздно, возможно, с этим столкнулся?

И ещё, что, на мой взгляд, самое важное. В первую очередь, я, за счёт выдачи личных данных человека, без его разрешения, – вытру ноги об его доверие к себе, тем самым поступив не хорошо, не по-Христиански, и, как я считаю, в какой-то степени, – преступно. Ведь мало – ли кто спрашивает информацию о человеке, и мало – ли что может случиться с тем, о ком информацию у меня спрашивают, если я её предоставлю. Вдруг ему хотят навредить, убить, а я, получится, в этом, за счёт неумения хранит тайны, соучаствую.

Ну, а уж если, как вы видите, я считаю, что делиться, даже чьим-то номером телефона, – нужно только после разрешения владельца, то по поводу разглашения чужого адреса проживания, я думаю, такую позицию понять не сложно.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *