О прописных истинах

Человек – существо антиномичное. Для достижения душевной гармонии ему подчас бывает необходимо одновременно решить казалось бы взаимоисключающие задачи. Вот и потребность в любви существует в нас бок о бок с другой, не менее важной – потребностью в отделении, независимости и свободе. Парадокс? Вовсе нет – элементарная логика. Чтобы осознать свои чувства, необходимо осознать себя, а самосознание начинается с ощущения границ своей личности и отделения себя от других. Можем ли мы утверждать, что у нас болит рука или нога, если мы не чувствуем собственного тела? Если мы не знаем, какая именно нога наша, а какая принадлежит другому? Точно так же невозможно понять свои чувства, не ощущая границ своей души. Прежде чем сказать заветное «Я тебя люблю», неплохо бы осознать, о каком именно «я» идет речь и что я вкладываю в слово «люблю». Разумеется, мы все взрослые люди и привыкли считать себя вполне состоявшимися личностями, понимающими смысл произносимых нами слов. И все же…
«Я – это ты, ты – это я», – пел Мурат Насыров, и тысячи голосов с воодушевлением вторили ему, дружно соглашаясь с такой формулировкой идеальных любовных отношений. Действительно, ничто не может сравниться с очарованием зарождающейся влюбленности, с тем восторгом, который испытываешь, встречая на своем пути близкого человека. Вместе с ним как будто вновь обретаешь себя. Мы больше не одиноки! Ведь рядом с нами есть тот, кто чувствует, думает, дышит с нами в унисон. Мы так похожи, нам так комфортно вместе. Кажется, нет большего счастья, чем слиться, раствориться друг в друге, стать единым целым.
Однако рано или поздно в плотном кольце объятий становится тесновато. Возникает желание слегка разжать руки, чуть-чуть отстраниться, снова почувствовать самого себя. И если этого не получается, нежные объятия превращаются в жесткие тиски, союз из добровольного становится вынужденным. А ведь в любви мы ищем не тюрьму, а свободу. И это вполне естественно: счастье не может быть насильственным.
«Она так его любит, что жить без него не может», – говорим мы, даже не подозревая, что вторая часть фразы никак не подтверждает первую. Любовь – это всегда свободный выбор. У человека, для которого партнер становится главным условием выживания, по сути выбора нет. Он сохраняет отношения не потому, что они ему нравятся, а потому что без них он просто не может существовать. В какие бы жестокие условия его ни ставили, он будет терпеть и приспосабливаться, лишь бы сохранить союз любой ценой. Ведь с его распадом он рискует потерять самого себя. Задыхаясь, не оцениваешь качество воздуха, которым дышишь – вдыхаешь то, что есть. «Без тебя нет меня…» – ну кто же добровольно согласится «не быть»? Мы скорее готовы смириться с ущербным существованием, чем вовсе от него отказаться.
Жертвы, на которые приходится при этом идти, могут быть крайне разрушительны. «Бьет – значит любит», «Я так его люблю, что все могу от него стерпеть»… Какие только страдания не оправдывают любовью! В действительности же речь идет совсем о другом чувстве – о зависимости, коварно и незаметно прокравшейся в любовь и исказившей ее истинный смысл.
Танцы, принцы и китайская философия
Американский психолог Пол Майер сравнивает союз любви с парным танцем на льду. Два фигуриста движутся в такт одной мелодии. «Они несутся вдоль бортика рука об руку, прижавшись руг к другу и как бы составляя одно целое. Вот они разъезжаются и начинают описывать на льду расходящиеся круги, а потом съезжаются и снова скользят вместе…» Разумеется, оба настроены на одну волну, прислушиваются друг к другу, соотносят друг с другом свои движения. Но все же это танец двух отдельных артистов. Каждый из них индивидуален и ценен сам по себе. И чем лучше танцоры владеют собственным телом, тем виртуознее их совместное выступление. Что случится, если вдруг союз распадется? Смогут ли они танцевать по одиночке? Конечно же, да. Пусть это будет уже совсем другой, сольный танец, но уровень мастерства фигуристов от этого не пострадает.
А теперь представьте себе танцора, не способного стоять на коньках без поддержки, выходящего на лед с расчетом, что его «вытянет» на себе более сильный партнер. Вряд ли выступление такого дуэта будет отличаться окрыленностью и раскованностью движений. Скорее можно предположить, что один будет всеми силами цепляться за второго, парализуя его движения. Один будет думать лишь о том, как бы удержаться на ногах, другой – о том, как бы его удержать. Тут уж не до творчества – не упасть бы.
Любовь – дуэт двух личностей. Чем самостоятельнее и взрослее каждая из них, тем более техничным и красивым окажется их совместный танец. Прекрасно, когда в отношения вступают люди, ощущающие полноту своего собственного существования и сознающие смысл своей собственной жизни. Они умеют быть счастливым сам по себе, без посторонней «поддержки», независимо от того, есть ли рядом с ними любимый человек или встреча с ним еще не состоялась. Жизнь таких людей богата и эмоционально насыщена, а значит, им будет, чем поделиться друг с другом, когда они встретятся. В этом взаимном обогащении родится новый, «парный номер», в котором у каждого будет своя вполне самостоятельная и сложная партия. «Любовь означает «давать», а не «брать», – говорил психолог Эрих Фромм. Зрелая личность может позволить себе это удовольствие – быть щедрой.
Но бывает и совсем иначе. Иногда жизнь превращается в ожидание и поиск: «Вот когда я встречу его(ее), тогда…» Пока же он не встретился, остается только мечтать и надеяться. Время как будто застывает, события, происходящие в данный момент, кажутся незначительными. Это еще не жизнь – это ее репетиция, а настоящая жизнь начнется после заветной встречи. «Где же тот, кто сделает меня счастливой?» – несметное количество женщин стоптало свои башмаки в поисках таких самоотверженных мужчин. Оглянувшись вокруг, легко убедиться, что преуспели не многие. И дело совсем не в везении и не в том, что мужчины нынче измельчали, а рыцари перевелись. Просто никто не сделает человека счастливым, пока он сам не научится быть таковым. Если мы живем с чувством неполноценности, «недстроенности» собственной личности и собственной жизни, никакой прекрасный принц не сможет заполнить нашу внутреннюю пустоту. Любая, даже самая надежная поддержка недостаточна для того, кто сам не умеет стоять на коньках. Как бы ни старался наш партнер, мы, как «неумелые фигуристы», всегда будем не удовлетворены качеством «танца», будем жаждать все новых подтверждений любви, но нам всегда будет мало. Такая «любовь» крайне требовательна и ненасытна.
Человек, придумавший фразу «Ищу свою вторую половинку», очевидно, не отличался личностной зрелостью. Однако эта коварная аналогия удивительно прочно прижилась в нашем сознании и продолжает заманивать все новые жертвы в свои поэтические сети. Еще бы! Ведь это так красиво – ощущать себя с партнером неким черно-белым кружочком, этакими инь и янь, плотно прижавшимися друг к другу. Однако попробуйте разъединить эти половинки древнего китайского символа. Получатся две независимые фигуры, каждая из которых сама по себе имеет весьма законченную форму и четко обозначенные границы. А вот о человеке, ощущающем зыбкость и неопределенность своего самостоятельного существования, этого не скажешь. Так что напрашивается другой образ – неумелого фигуриста, судорожно вцепившегося в партнера, без которого ему не устоять на ногах. А это, согласитесь, уже совсем не так поэтично.

Добавить комментарий

You have to agree to the comment policy.