Не проклинайте

Забываем мы о том, как сильно слово, сказанное в гневе, с желанием возмездия, чтобы человек был уничтожен: всё по этому слову и совершается. Я вам уже не раз говорил, все время учу и напоминаю о том, что ваше женское слово – оно сразу до Бога доходит. Сразу! Хорошие, молитвенные слова – тоже, и особенно – молитвенные. Но мы не чувствуем, не хотим понять, как Бог нам помогает за наши молитвы, особенно когда мы молимся в скорбях за детей, когда мы переносим их страдания…

Молитесь – Господь всё вам воздаст. Пусть не сразу, но всё получите, что вы хотите, к чему стремитесь, что ищете в жизни. Так неужели нельзя остепениться, неужели нельзя удержать в себе раздражение? Ведь это человек любимый – вспомните, что вы все вышли замуж по любви, и вы любили друг друга. Но как наступило время житейского недостатка – то квартиры не давали им нигде, то не платили зарплаты, то ряд других неурядиц возникал – так сразу: ты виноват! А где-то пожалеть, утешить, приласкать, сказать: “Да ладно, всё придет в своё время” – этого нет…

Я за вами много, почти 50 лет смотрю, и знаю, откуда идут корни этого зла – женского неверия и жестокости. Это происходит, когда женщина ТЕРЯЕТ ВЕРУ, когда жена теряет любовь, которую надо сохранить – любовь не плотскую, а одухотворённую! Да, величайшим подвигом в семье является забота – о муже, о детях, о доме. И вы можете этот подвиг совершить – в ваших силах всё есть! Но вы не хотите и не желаете, это вам не надо. А нужны оправдания: мол, вы не знали что он такой дурной, хотя раньше казался умным человеком. Ну, а чем же он виноват-то? Пока ходил в женихах – был хороший, а наступило время испытаний – стал плохим. Чем плохой? Да ничем. Всё – то же самое, но жена смотрит по сторонам: посмотри, как живут соседи, у них всё есть. Ах, какая машина, какая дача, как она одевается, где они пропадают-гуляют, и прочее, и прочее. А зачем это надо? В одно мгновенье это может рухнуть, в одно мгновенье уничтожиться…

А потом начинают плакать: “Ах, мои милые, ах, мои дорогие, как же вы там мучились…», рвать на себе волосы… Кончились ахи, кончились вздохи. Вы получили то, что, не желая, не отдавая себе отчета, сами на себя навлекли. Получили так, как заслужили. Вот ясный пример ответа на то, что бывает с человеком, когда он, забыв Бога, несет своё зло и ожесточение в этот мир. Если будут молиться – Бог им поможет. Нет – ещё будут крутиться. Ведь они пошли по всем этим экстрасенсам, по всем колдунам, веря в их пустые обещания и платя денежки за это бесовское дело….

Слава Богу, начинают понимать основное: что не надо жить со взглядом на эту пыль – на кажущееся житейское благополучие, важно думать о своей семье. А в семье требуется вера – вера жены очень крепкая, подкрепляемая молитвою и надеждой на помощь Божию. Именно, жена должна быть стержнем духовной жизни и теми часами, по которому живет семья. Этот маятник жизни, который ходит в ней – очень многое от него зависит. В семье надо, засучив рукава, и посуду мыть, и всяким другим хозяйством заниматься, а там детишки-ребятишки пошли. И начинается: а вот я не думала, что всё так будет…

И бросают на произвол судьбы мужей. Тут поневоле и запьёшь – я по-мужицки говорю, – поневоле начнешь спотыкаться, ведь дома никто не ждет. Но чтобы жить нормально, надо понимать, что мужу, когда он приходит домой, нужно дать отдых обоснованный – и моральный, и духовный. Но на это надо иметь беспредельную любовь…Потому всегда и прославляются жены христианские, которые делят все невзгоды своих мужей. Но теперь вы, молодые мамы, чаще всего детей-то, дочерей своих не готовите к тяжелой жизни. Спокойно отпускаете их на дискотеку, да в платьице покороче, и в пятнадцать, даже в тринадцать лет – уже курит вовсю эта дочь, или – смотреть страшно – идет полупьяная….

…Не слушая, не желая понять стариков – повидавших, прошедших, понимающих всё грязное, трагическое прошлое время. Мы всё видели. Потому и предупреждаем, говорим постоянно: «Ребята, ну не лезьте, не воруйте, не курите, не бросайтесь в эти компании…» Но всё равно бросаются, а потом плачут, а потом обижаются, почему жизнь такая… … Есть великая сила – Бог всегда за вас, Бог вас хранит, защищает, и будет защищать, только вы-то станьте ближе к Богу. Трудно? – Трудно! А утешение – в Боге, в молитве, в радости и благополучии. Вот к чему я говорю вам о том, чтобы вы, христианки мои, прихожане, в твердости веры стояли. Вы должны иметь крепкую веру и демонстрировать беспредельную любовь. Но любовь не к улице, не к зависти, что кто-то лучше одет, а любовь к вере, к молитве, к сострадающим. Слово матери исполняется, и жены также, если она будет молиться.

Если бы с 1943 года не молились моя мама и сестра, я бы здесь не стоял. Я практически ощущал приток силы Божьей по их молитвам: «Заступи и сохрани!» Так и сегодня. Время очень трудное у нас, очень жестокое, очень циничное. Все нас расшатывают, все мешают идти к вере. Но это самое главное – веровать, молиться, воспитывать детей – чтоб они знали школу, Церковь, дом и мать! Трудно, да, трудно это, но нужно и по рукам давать. И вы их не балуйте. Не так себя ведут, не слушают вас – сажайте на хлеб, на воду. Это ничего. Не хотите? Заработайте сами. А не так, чтобы: “Батя, получше нет ничего?”. Что есть – то и надевай. Не хочешь – иди, работай. Чтобы потом с вас время не спрашивало: “Почему так всё получается?” Чтобы вам не тыкали: “Мать, ты виновата, что я такая выросла”. А разве тебе не говорили?… И меньше внимания на мир – на мир окружающего соблазна и невежества. Это не наше. Наше вот – храм Божий, молитва.

И Господь, поймите меня правильно, Господь всё дарует нам – всё, что надо для жизни, для радости, для утешения, и особенно будущим матерям и мужьям. Идти – твёрдо, но с Богом, с молитвою. Не слушая, не прося совета у друзей, у приятелей. И не бросая семью, ища всевозможных развлечений. А то будет поздно, поздно плакать. Помните, Бог везде с нами, и «ляпать (проклинать)» ничего не надо – в спину, в адрес своих близких, родных, особенно мужей. Но надо терпеливо переносить испытание, которое есть у каждого из нас. Все мы несем грех жизни, и только в вере отмаливаем его – молимся, просим, чтобы Господь даровал нам терпеливо все перенести. Так держать, и других научить – бестолковых, которые этого не понимают: «Как ты живешь? – Очень просто: верю, да и молюсь. И не ругаю мужа. А детей – учу вере…» Аминь.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *