Из истории церковной благотворительности

Известно, что основы церковной благотворительности были заложены еще в первохристианские времена. «…Пожертвования взимались и возлагались на алтарь храма в момент совершения Таинства Евхаристии, именно поэтому церковная благотворительность, с точки зрения ее исторического происхождения, имеет евхаристические корни».

Уже во времена Киевской Руси князья возлагали на Церковь функции общественного призрения, попечительства, для этих целей из казны выделялись определенные материальные средства. Подобную политику проводили и князья Владимир Святославович, Ярослав Владимирович, Изяслав Ярославович, Всеволод Ярославович, Владимир Мономах. «В период феодальной раздробленности и золотоордынского ига Церковь была единственным прибежищем для нуждающихся в помощи людей. Церковь и монастыри в XII-XIII веках фактически взяли на себя благотворительную функцию».

В трактате «Правила о церковных людях» (XIII век) на Церковь возлагались следующие благотворительные дела: «Нищих кормление и чад их; сиротам и убогим промышление; вдовам пособие; девицам потребы; обидным заступление; в напастях поможение; пленным искупление; в гладе прикормление; в худобе умирая — покровы и гробы».

Падение татаро-монгольского ига, централизация русского государства, его последующее политическое и экономическое усиление дали импульс развитию церковной благотворительности. Этому способствовала политика русских государей Ивана III, Василия III, Ивана Грозного, принимавших законы о церковной благотворительности. Церковные Соборы XVII века подтверждали необходимость расширять благотворительность монастырей. «Благотворительность рассматривалась Русской Православной Церковью как неотъемлемая составная часть ее жизни и деятельности, высший церковный орган — Собор — своими постановлениями закладывал правовую основу этой деятельности».

Ликвидация Патриаршества при Петре I, секуляризация церковной собственности резко снизили уровень церковной благотворительности. Функции благотворительности перешли в ведение государственной системы общественного призрения, необходимые ресурсы у Церкви были отняты. «Социальная деятельность, которая могла бы вестись с помощью этих ресурсов, была блокирована, а общественная инициатива внутри Церкви парализована». Отмечу, что лишение Церкви действенных механизмов по смягчению сложной социальной обстановки в русском обществе, явилось одной из причин политических и экономических катаклизмов начала ХХ века.

Во второй половине ХIХ — начале ХХ веков собственно церковная благотворительность развивалась, хотя доля ее в общегосударственных расходах была невелика. Так в 1893 году при всех приходах и монастырях существовало 480 больниц и 729 богаделен, в которых призревалось всего 9700 человек. В 1903 году существовало уже 18 232 церковноприходских попечения, 231 монастырская или приходская больница на 2796 коек, 997 богаделен, где призревалось 14 147 человек.

Исключительно тяжелое положение, в которое Церковь была поставлена после 1917 года, подорвало основы церковной благотворительности. Однако даже в эти годы верующие и клир собирали значительные средства на помощь голодающим, более 140 млн. руб. было собрано на нужды фронта в годы Великой Отечественной войны, значительные суммы жертвовались (не всегда добровольно, но это не является темой настоящей статьи) в Фонд мира, Детский фонд в послевоенные годы.

В постперестроечные годы церковная благотворительность начала возрождаться. Как отмечал Патриарх Московский и всея Руси Алексий II на X Всемирном русском народном соборе (ВРНС): «В советское время Церкви было запрещено заниматься благотворительной деятельностью. Сейчас нам эти возможности предоставлены, и мы должны широко ими пользоваться… Господь заповедал всем нам творить добрые дела, это наш долг и наше призвание… Русская Православная Церковь и дальше будет возрождать традиции благотворительности и милосердия».

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *