О ключевых понятиях духовно-нравственного воспитания


Воспитание в жизни общества
Постоянная убыль народа – это лишь внешнее проявление глубинных болезненных изменений, происходящих в сознании современных русских людей. Такое происходит, когда народ теряет волю к жизни, забывает о воспитании – о естественном для каждого здорового сообщества живых существ воспроизводстве и преумножении себя в череде поколений. В человеческих сообществах, отличающихся от просто животных особым качеством – духовностью, и воспитание должно быть прежде всего духовным. Даже телесное питание, особенности кухни разных народов обязательно основываются на каких-то мировоззренческих, как правило, вероучительных представлениях (на целом ряде духовно обоснованных правил воздержания, на пищевых запретах и т.п.). Точно так же телесные упражнения, игры и боевые искусства разных народов коренятся в их духовно-обрядовых преданиях (и если, к примеру, какие-то русские подростки углубленно изучают китайское боевое искусство ушу, то вместе с тем они духовно впитывают китайский пантеизм, воспитываются на нем и образуют из себя, сами того не понимая, некое подобие секты, отсеченной от живого целого собственного народа, и некую, пусть нелепую, прививку к китайскому народному древу).
К сожалению, лишь совсем недавно, на рубеже тысячелетий, губительность исчезновения воспитательного начала из образования и всей культуры осознали на самом высоком государственном уровне, после чего была написана и принята федеральная программа «Патриотическое воспитание граждан Российской Федерации на 2001–2005 годы». На местах были созданы и выполнены свои подпрограммы данной направленности (например «Патриотическое воспитание населения Новгородской области на 2002–2005 годы»). Сейчас приняты и действуют программы на 2006–2010 годы.
Таким образом, хотя бы в последние годы деятельность Министерства образования определяется стремлением к срочному и всемерному восстановлению воспитательного начала в народном образовании на всех уровнях: от начального школьного до высшего. Правительством России утверждена «Концепция модернизации российского образования на период до 2010 года». Как отметил в 2002 году на Х Международных Рождественских образовательных чтениях В.М. Филиппов, в то время занимавший пост министра образования Российской Федерации, «этот документ подытожил многолетние дискуссии о путях развития обучения и воспитания подрастающих поколений. Образно говоря, он вернул государство в сферу образования, восстановил подвергавшийся непростым испытаниям союз государства и общества в деле просвещения молодежи. Это событие заключает в себе значительный духовно-нравственный смысл. И вот в чем он состоит. Первое. Воспитание рассматривается в Концепции “как первостепенный приоритет в образовании”. Цитирую конкретнее решение Правительства России: “Воспитание должно стать органичной составляющей педагогической деятельности, интегрированной в общий процесс обучения и развития. Важнейшие задачи воспитания – это формирование у школьников гражданской ответственности, правового самосознания и духовности”».
Эти общие методологические установки, а также их испытание в ходе выполнения государственной и областных программ патриотического воспитания стали основой для намеченного на 2008 год системного преобразования всей воспитательной работы в сфере народного образования. Ожидаемое обновление существенно затронет содержание передаваемых от поколения к поколению знаний. В частности, с 2007 года обсуждается новая образовательная концепция, согласно которой предполагается введение с 2009 года в очередное поколение государственных стандартов общего образования целой образовательной области «Духовно-нравственная культура»: «Предлагаемые в Концепции решения позволят продвинуться от имеющейся в настоящее время относительной возможности (выделено авторами Концепции. – А.М.)систематического изучения духовно-нравственной культуры общества, в том числе религиозной, приобщения учащихся к духовно-нравственным ценностям и традициям своей семьи, народа в общедоступной государственно-общественной (светской) школе – к гарантии такого образования как неотъемлемой части учебно-воспитательного процесса». Очевидно, что уровнем только среднего образования предполагаемое обновление не ограничится и впоследствии затронет все другие уровни образовательной системы – от дошкольного до высшего профессионального.
Теперь мы заново осознаем простую и очевидную истину: отвлеченных и непременно общеполезных знаний попросту нет, всякое знание добывается благодаря определенному мировоззрению и несет на себе отпечаток этого мировоззрения, его образ, и как раз этот заложенный в знании образ бытия способствует образованию человеческой личности, души. Знание является пищей духовной для человека, оно питает, воспитывает душу, усваиваясь ею, становясь своим для нее. В этом и заключается глубинная сущность воспитания как развивающего, образовывающего и образующего духовного питания.
Так что говорить о совершившейся в былые годы утрате воспитательного начала в образовании можно лишь в определенном смысле – в смысле отказа от государственного управления в этой области. На самом деле человек вместе со знаниями в любом случае все равно получает определенную пищу, вот только общество, народ порою не желает следить за этим сверхважным делом, пускает его на самотек, и тут-то воспитание, действительно, может пошатнуться и даже превратиться в нечто противоположное, поскольку вместе с доброй духовной пищей в потоке знаний, не подлежащих проверке опытных людей, может попасться и пища отравленная, злокачественная, то есть и не пища уже, а губительный яд, который не воспитывает, а разрушает душу (крайний пример такого «воспитания» – обучение детей в преступных сообществах, вследствие чего получаются «хорошие» преступники, но плохие люди).
К счастью, в действительности общественное воспитание народа не может идти совсем стихийно и неуправляемо. Даже в случаях крайнего небрежения оно все равно складывается из более-менее сознательных, хотя и разрозненных действий, предпринимаемых в отдельных семьях ради продолжения рода (а из растущих родов, говорящих на одном языке и верующих в одного Бога, образуется народ). Однако гораздо более действенным общественное воспитание оказывается при сознательном, целенаправленном и последовательном воздействии на все общество в целом, и в этом случае особенно важным оказывается подбор духовной пищи. Распознание духовных свойств знания на основе имеющегося у старших поколений опыта как раз и является одной из основных задач воспитания (наряду с добычей самих доброкачественных знаний).
Стремительный возврат в чиновно-государственный язык понятий «нравственное воспитание», «духовно-нравственное воспитание», «духовное воспитание», «гражданское воспитание», «патриотическое воспитание» таит в себе опасность омертвления глубинных корневых смыслов этих слов, то есть тех смыслов, которые развивались в течение многих веков нашей народной истории под солнцем Православия, но в XX веке значительно поблекли под воздействием бездуховной власти.
В частности, понятие духовное воспитание в своем полном, не усеченном объеме предполагает веру не только в духовность, бесплотность человеческой души или, если угодно, личности с ее сознанием и сверхсознанием (по словоупотреблению современной науки), но также обязательно и веру в бытие сверхчеловеческих духов, как добрых, так и злых, и, прежде всего, веру в бытие Божиего Духа. При этом надо помнить, что духовность может быть как светлой, так и темной, как доброй, так и злой, как нравственной, так и безнравственной. Поэтому все чаще теперь употребляемое и, казалось бы, громоздкое выражение «духовно-нравственное воспитание» не представляется излишним.(20.3)

Разрушающие жизнь

Неудивительно, что наркотики и алкоголь могут оказать негативное влияние на вашу жизнь.
Хотя иногда это может быть трудно представить, злоупотребление этими веществами может изменить все, от вашего тела до вашего банковского счета. Это может включать в себя все, что связано с измененной химией мозга, осложнениями со здоровьем, инфекциями, юридическими проблемами, финансовыми проблемами, случайными травмами и даже смертью.
Конечно, вы, возможно, уже слышали об этих побочных эффектах злоупотребления наркотиками, но сколько вы на самом деле знаете? Понимание всех эффектов этих веществ может изменить вашу жизнь к лучшему. Вы можете подумать, что ваши привычки употребления алкоголя не являются разрушительными или что вы употребляете наркотики «просто для удовольствия», но обычно это не так.
Дело в том, что, хотя может показаться, что наркотики улучшают самочувствие, на самом деле они наносят долговременный ущерб, и вам, вероятно, будет лучше без него.
Поэтому, прежде чем взять бутылку или трубку, не забывайте об этих вредных эффектах алкоголя и наркотиков:
Химия мозга;
Человеческий мозг – самый сложный орган в организме человека. Хотя он может весить менее 1360 грамм, он каким-то таинственным образом контролирует ваши мысли и физиологические процессы, которые поддерживают вас. Наркотики и алкоголь изменяют ваши чувства, изменяя химические вещества, которые обеспечивают нормальную работу вашего мозга.
Давайте углубимся в науку о вещах. Когда вы впервые употребляете наркотики, ваш мозг выделяет химическое вещество под названием дофамин, которое заставляет вас чувствовать себя эйфорически и хотеть больше наркотиков. В конце концов, это естественно, хотеть больше того, что заставляет вас чувствовать себя хорошо, верно?
Со временем ваш разум настолько привык к дополнительному дофамину, что вы не можете нормально функционировать без него. Все в вас начнет меняться, включая вашу личность, память и телесные процессы, которые вы в настоящее время можете принять как должное.
Осложнения для здоровья;
Употребление наркотиков и алкоголя воздействует практически на все части вашего тела, от сердца до кишечника. Злоупотребление психоактивными веществами может привести к нарушению сердечного ритма и сердечным приступам, а употребление инъекционных наркотиков может привести к коллапсу вен и инфекциям сердечных клапанов.
Некоторые лекарства могут также препятствовать правильному росту ваших костей, в то время как другие приводят к сильным мышечным спазмам и общей слабости. Использование наркотиков в течение длительного периода времени также в конечном итоге приведет к повреждению почек и печени.
Инфекции;
Когда вы находитесь под воздействием наркотиков или алкоголя, вы можете забыть заниматься безопасным сексом. Незащищенный секс увеличивает ваши шансы заболеть венерическим заболеванием. Совместное использование игл для инъекций определенных лекарств может привести к таким заболеваниям, как гепатит С, гепатит В и ВИЧ. Вы также можете распространять обычные простуды, грипп и другие заболевания.

Правовые последствия;
Злоупотребление наркотиками и алкоголем не только негативно влияет на ваше здоровье, но также может иметь юридические последствия, с которыми вам придется иметь дело до конца жизни. Некоторые работодатели требуют, чтобы вы сдавали тест на наркотики, прежде чем предлагать вам работу – многие из них даже проводят случайные тесты на наркотики даже после того, как вы стали сотрудником. Отказ от теста может привести к тому, что вы станете безработным, что сопряжено с еще большими проблемами.
Вождение под воздействием наркотиков или алкоголя может привести к приостановлению действия водительских прав. Вы также должны будете заплатить штрафы или даже провести некоторое время в тюрьме.
Финансовые проблемы;
Наркотики и алкоголь дороги, особенно когда вы употребляете много и постоянно. Злоупотребление психоактивными веществами также влияет на вашу производительность и успехи на работе и в школе. Время, затрачиваемое на поиск, использование и выздоровление от наркотиков, может быть лучше потрачено на изучение новых навыков для продвижения по службе.
Юридические вопросы, связанные с употреблением наркотиков, также увеличат ваши счета.
Травмы и смерть;
Если вы употребляете наркотики и алкоголь, у вас больше шансов получить травму или попасть в автомобильную аварию. Еще хуже, у вас также есть повышенный риск смерти в результате самоубийства и убийства.
Число смертей, связанных с наркотиками, растет с начала 80-х годов. Конкретно алкоголь приводит к 5,2 миллионам несчастных случаев и 1,8 миллионам смертей в год. По оценкам Всемирной организации здравоохранения, по оценкам Всемирной организации здравоохранения, 1 из каждых 4 смертей вызваны наркотиками и алкоголем.

Факторы риска.

Хотя у большинства людей, которые играют в карты или делают ставку, никогда не возникает проблем с азартными играми, с компульсивной игрой чаще связаны следующие основные факторы:
Нарушения психического здоровья. Люди, которые навязчиво играют в азартные игры, часто имеют проблемы со злоупотреблением психоактивных веществ, расстройства личности, депрессию или беспокойство. Компульсивная азартная игра также может быть связана с биполярным расстройством, обсессивно-компульсивным расстройством или синдромом дефицита внимания / гиперактивности.
Возраст. Навязчивые азартные игры чаще встречаются у людей младшего и среднего возраста. Азартные игры в детстве или в подростковом возрасте увеличивают риск развития компульсивных азартных игр. Тем не менее, навязчивые азартные игры в старшей взрослой популяции также могут быть проблемой.
Пол. Навязчивые азартные игры чаще встречаются у мужчин, чем у женщин. Женщины начинают играть в азартные игры обычно в более позднем возрасте и могут быстрее стать зависимыми, но игровые модели среди мужчин и женщин становятся все более похожими.
Влияние семьи или друга. Если у членов вашей семьи или друзей возникла проблема с азартными играми, у вас также больше шансов стать зависимым.
Лекарства, используемые для лечения болезни Паркинсона и синдрома беспокойных ног. Наркотики, называемые агонистами дофамина, имеют редкий побочный эффект, который может привести к компульсивному поведению, включая азартные игры, у некоторых людей.
Определенные личностные характеристики. Высококонкурентные, трудоголики, импульсивные, беспокойные или легко скучающие люди находятся в зоне риска попадания в компульсивную игровую зависимость.
Навязчивые азартные игры могут иметь глубокие и долгосрочные последствия для вашей жизни, и приводят как правило к следующему списку проблем:
Проблемы в отношениях;
Финансовые проблемы, в том числе банкротство;
Правовые проблемы или лишение свободы;
Низкая производительность или потеря работы;
Плохое общее состояние здоровья;
Самоубийство, попытки самоубийства или мысли о самоубийстве.

Семнадцатое отделение в Краснодаре

На днях в городе Краснодар открылось семнадцатое отделение нашей организации. В наши отделения постоянно обращаются люди, которые нуждаются в помощи и социальной адаптации. Для создания комфортных условий и домашнего уюта, мы и открываем новые современные отделения.

Все кто нуждаются в помощи или готовы её оказать, звоните по телефону:

+7 (938) 434-42-00
Евгений Александрович.

Нам нужна общецерковная благотворительность

Нам нужна общецерковная благотворительность
В Зале церковных соборов кафедрального соборного Храма Христа Спасителя Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл выступил на пленарном заседании V Общецерковного съезда по социальному служению — главного форума, посвященного благотворительной деятельности Церкви.
Патриарх Кирилл: Нам нужна общецерковная благотворительность
Ваши Высокопреосвященства и Преосвященства! Уважаемая Вероника Игоревна! Уважаемый Владимир Аршакович! Дорогие отцы, братья и сестры! Я хотел бы всех вас сердечно приветствовать.
Глубоко убежден в том, что церковная социальная работа является неотъемлемой, органической частью исповедания веры. Если вера без дел, то она мертва, говорит апостол (см. Иак. 2:20); и если христианская община не совершает дела милосердия, значит, и она мертва.
В прошлом, когда Церковь была лишена права творить добрые дела в общественном пространстве, дела добра все равно совершались, но это были словно маленькие огонечки в темноте. Вспоминаю своего деда, который много раз оказывался в заключении только потому, что был христианином. Выйдя в первый раз из заключения в начале 1920-х годов, первое, что он сделал, — создал, естественно, подпольно, организацию помощи семьям заключенных священников. Я говорю об этом эпизоде из истории своей семьи только для того, чтобы проиллюстрировать, в каких тяжелейших условиях наша Церковь, миряне и священники, совершали дела доброделания. А эксперимент с созданием общества оказания помощи семьям заключенных священнослужителей закончился для моего деда очередным сроком. Но он, будучи отцом восьми детей — семи родных и одной принятой на воспитание дальней родственницы, — никогда не сетовал ни на Бога, ни на жизнь за то, что оказание помощи другим привело его к таким скорбным последствиям. Вот так наши предки, люди предшествующих поколений, совершали дела милосердия в нашей Церкви, несмотря на закон, который не только не способствовал развитию церковного доброделания, но и жестоко за него карал.
Сегодня мы с вами имеем полную возможность совершать в нашей стране дела милосердия, причем не индивидуально, а организованно, коллективно. Мы имеем возможность собирать средства, выстраивать программы, осуществлять их на приходском, епархиальном и даже общецерковном уровнях. У нас имеется церковное ведомство, которое координирует всю эту деятельность. Другими словами, мы находимся в абсолютно благоприятных условиях. И если в каких-то приходах или епархиях кто-то все еще считает, что совершение добрых дел, социальное служение Церкви есть нечто второстепенное, прямо не связанное с посещением воскресных богослужений и с исповеданием нашей веры, то эти люди глубоко ошибаются. Эта позиция нецерковная — она проистекает из традиции, которая сформировалась под гнетом уже упомянутых мной обстоятельств. Ведь многие как рассуждали? «Нельзя так нельзя. Значит, не будем собирать на относительно богатом приходе для прихода бедного. Не пойдем туда, где очень просят, чтобы мы пришли и помогли, ведь власть это запрещает, государство не поощряет, за это может крепко попасть».
В каком-то смысле Церковь нашу, прошедшую через трудные годы, можно сравнить с человеком, который пережил тяжелый перелом конечности. Долгое время она была скована гипсом, а когда гипс снимают, рука или нога плохо работает. Вот так же произошло и у нас с вами. Мы были лишены возможности совершать добрые дела, заниматься благотворительностью, нести социальное служение, — мы отвыкли от всего этого. Но сейчас наступило время, когда мы должны эти некогда скованные члены нашего церковного тела интенсивно тренировать, чтобы вернулась энергия, чтобы вернулось понимание того, насколько приоритетной и важной является для Церкви социальная работа.
Я хотел бы сказать о том, что, вступая в контакт с обществом, в том числе занимаясь социальной работой, мы поневоле принимаем на себя определенные обязательства. В нашем обществе существуют некие стандарты осуществления социальной работы. Государство предъявляет определенные требования к социальной работе, в том числе неправительственных организаций. И для того чтобы уровень социальной работы в Церкви соответствовал государственным требованиям, мы должны многому научиться. Социальная работа в Церкви не должна быть результатом спонтанных решений, — она должна быть хорошо организована, и не только потому, что государство предъявляет определенные требования к содержанию разного рода учреждений, в том числе медицинских, реабилитационных, детских и т. д., но еще и потому что Церковь не может нести добро таким образом, чтобы ее доброе служение приводило к разочарованию и тех, кому это добро адресуется, и тех, кто участвует в совершении этого добра. Вот почему нам пришлось заниматься организацией некой системы. Знаю, что некоторые рассуждают так: «И зачем нам эта бюрократия в Церкви? Зачем какие-то отделы на общецерковном или на епархиальном уровне? Зачем социальные сотрудники на приходах?» На самом деле без организации ничего не получится. Мы живем в эпоху, когда для того чтобы делать добрые дела, нужны образование, навыки, умения, владение технологиями. Только тогда мы с вами сможем должным образом реализовать духовный, нравственный потенциал, который есть в Церкви.
Наш нынешний съезд посвящен теме развития церковного волонтерского движения. Убежден: именно волонтеры, добровольцы должны быть основой развития социальной деятельности в Церкви. Собственно говоря, всегда так и было. Но для того чтобы волонтеры могли хорошо работать, ими должны руководить профессионалы. Вот почему я настаивал на том, чтобы в каждой епархии был отдел по социальной работе, отдел, на который была бы возложена ответственность за оказание помощи тем, кто оказался в беде, и чтобы в отделе работали люди профессиональные. Может быть, кто-то более профессиональный, кто-то менее, но они должны получать зарплату. А раз получают зарплату, то должны и трудиться, и отчитываться перед начальством. Более того, я настаиваю на том, чтобы в каждом благочинии и даже в каждом крупном приходе, где есть финансовая база, был профессиональный социальный работник, с которого можно спросить, который обладает знаниями, который входит в общецерковную систему социальной активности, который посещает семинары, который повышает свою квалификацию через дистанционное обучение, который читает церковные документы, касающиеся социальной деятельности, который исполняет указания Синода, Высшего Церковного Совета и Синодального отдела по социальной работе. Почему это нужно? А потому что без такого рода организации невозможно и с волонтерами по-настоящему работать — все это может превратиться в семейный междусобойчик и разочаровать людей, которые откликаются на зов своего сердца и посвящают себя — добровольно, не взимая никакой платы, — делам милосердия и благотворительности.
Я очень удовлетворен тем, как сегодня развивается добровольческое служение в Москве. Все началось с того, что я попросил молодежных руководителей города познакомить меня с молодежным активом наших приходов. Мы решили, что в день Святой Пасхи, вечером, молодежь встретит меня перед вечерним богослужением на ступенях Храма Христа Спасителя, а потом я буду иметь возможность с ними пообщаться. Направляясь в Храм Христа Спасителя, я задался вопросом: «А сколько же у нас таких молодых людей?» И когда я увидел на ступенях очень большую группу молодых людей (оказалось, что их примерно 650), я понял, что за последние годы проведена большая работа. Ведь если вокруг каждого из 650 активистов десять, двадцать или тридцать человек, то мы выходим на очень большую цифру молодежного актива города Москвы. После этого возникла идея как-то ввести волонтеров в общественное пространство, чтобы их видели, чтобы они сами себя сознавали как одна семья. И вот сегодня несколько сот волонтеров работают в городе Москве, помогая в организации социальной, молодежной и просветительской деятельности на уровне наших приходов.
Мои посещения епархий иногда предваряются вопросами местных архиереев: «А что бы Вы хотели увидеть? Что хотели бы посетить?» Я часто отвечаю: «Я хотел бы увидеть людей, и в первую очередь наших активных прихожан. Я хотел бы увидеть молодежь, хотел бы увидеть социальных работников». И очень часто мои посещения сопровождаются встречами с теми, кто в наших регионах занимается добровольческой работой… Я хотел бы, чтобы вы передали мои слова на местах, откуда вы приехали. Настало время создания общецерковной организации волонтерского движения, которое будет заниматься и социальной, и молодежной, и просветительской деятельностью. Уверен, это будет самая активная часть нашего церковного сообщества.
Теперь я хотел бы сказать несколько слов о том, какие я вижу направления социальной работы и какие, с моей точки зрения, приоритеты мы должны для себя определить. Думаю, самая главная тема — это помощь семье. Так, Церковь ведет широкую антиабортную кампанию. Мы выступаем за то, чтобы принципиально, радикально сократилось количество абортов в нашей стране. С христианской точки зрения, аборт — это грех, и я знаю, что священники об этом говорят. Почему же именно в настоящий момент мы подняли эту тему? Ко мне стали обращаться духовники из разных епархий, из разных мест примерно с одной и той же проблемой: приходят молодые женщины на исповедь и делятся с духовниками своей скорбью. Скорбь заключается в том, что они не могут родить ребенка, находясь в законном браке, и воспринимают это как большое горе. Но когда духовник начинает выяснять обстоятельства жизни, то чаще всего сами женщины связывают невозможность родить ребенка с тем, что совершали аборт. И поскольку этот сигнал из самых глубин церковных с каждым годом становился все сильнее и сильнее, то и было принято решение сказать об этом всему обществу. Сказать, что нужно остановиться, что нужно предпринять решительные меры, в том числе государственные, чтобы сократить количество абортов.
Владимир Аршакович очень образно и правильно рассказал о той геополитической ситуации, которая сегодня складывается вокруг России. И замечательно подчеркнул, что не столько ракеты и армия, сколько духовная сила народа способна предотвратить самый опасный политический сценарий и, более того, возродить наше Отечество. А как мы думаем возродить его при мизерном демографическом росте? Ничего не получится. Когда я внимательно слушаю дебаты в правительстве и на разного рода форумах, я замечаю, что чаще всего говорят об экономике, о финансах. А я, по простоте душевной, задаю себе такой вопрос: а для кого экономика, для кого финансы, если нас будет все меньше?
Недавно я прочитал работу группы британских аналитиков, которые не без удовлетворения отмечают, что Россию ждет демографическая катастрофа и что, скорее всего, население в ближайшее десятилетие сократится до 80 миллионов человек… Скажите, пожалуйста, сможем ли мы развить нашу инфраструктуру так, как мы хотим, на этих огромных евразийских просторах? Сможем ли мы построить фабрики и заводы? Сможем ли возделать нашу землю или хотя бы сохранить от тех же пожаров и наводнений, если нас будет так мало? Я не согласен с британской аналитикой, но я глубоко убежден в том, что именно сейчас нужно бить тревогу и решать вопросы демографии — в первую очередь, за счет резкого сокращения количества абортов.
Мы знаем, что государство предпринимает шаги — это и материнский капитал, и многое другое, так что ситуация вроде бы сдвинулась в положительную сторону, но нам нужно за десять лет увеличить население как минимум на десять миллионов, для того чтобы действительно укреплялся и физический, и духовный потенциал нашего народа. Вот почему я определяю тему семьи и рождения детей как приоритетную для нашей социальной работы.
Но Церковь не может только проповедовать о том, что совершение аборта — грех. Церковь должна быть с теми, кто приходит с просьбой сделать аборт. Вот почему наши миряне, добровольцы, конечно, специально подготовленные, должны обязательно консультировать женщин, которые приходят в соответствующие учреждения с такой просьбой. И консультирование должно быть направлено на поддержку женщин, ведь чаще всего на этот страшный шаг их толкают тяжелые жизненные обстоятельства — либо давление родителей (мол, «слишком рано»), либо материальные причины («слишком маленькая квартира»), либо просто бытовое неустройство — нет жилья, молодая женщина живет где-то в общежитии, неизвестно, останется ли с ней отец будущего ребенка, денег мало… В таких ситуациях единственным выходом из положения кажется совершение страшного шага, от которого страдает каждая женщина. Но мы должны не только разубеждать сделать аборт — мы должны создать систему поддержки тех женщин, которые, находясь в трудных обстоятельствах, отказываются, в том числе под влиянием наших слов, от совершения аборта.
Владыка сказал, что у нас 27 учреждений, где можно дать приют женщине, поддержать ее. Это число настолько мало, что его просто невозможно соотнести с масштабом проблемы и с тем, что мы эту тему сегодня обозначаем в качестве приоритетной. Я настаиваю на том, чтобы в каждой епархии, а их уже скоро будет 200 в Российской Федерации, были приюты для женщин, которые, находясь в трудных обстоятельствах, не сделали аборт и родили. Я говорю об этом со всеми правящими архиереями и со всеми губернаторами — идея принимается на «ура». Когда я называю примерные суммы, которые необходимо направить на поддержание такого рода учреждений из регионального бюджета, губернаторы улыбаются, говоря «это не деньги», ведь и Церковь берет значительную часть расходов на себя. Но нам очень нужны такие приюты.
Что же касается консультирования женщин, то им можно говорить так: «Если ты уж совсем не можешь воспитывать ребенка и тебе будет совсем тяжело, ты поживи у нас месяц-два. Если потом скажешь “не могу я взять ребеночка”, оставь его нам, но не отказывайся от него, — он будет твой, и ты в любой момент сможешь прийти к нам и взять его к себе». Поверьте, если мать с ребенком месяц, два или три проведет в благоприятной обстановке, этого ребенка вы у нее клещами не вырвите. И нам нужно начинать это делать, и не только в 27 учреждениях…
Очень важно работать с инвалидами, очень важно работать с бездомными. Что касается инвалидов, особенно важно обеспечивать доступную среду в наших храмах. Все новые храмы должны быть оборудованы либо лифтами, либо пандусами, по которым можно перемещаться, а не такими, какие у нас делают на мостах для пешеходов над дорогами, в том числе в Москве. Я как-то специально остановился и подошел к такому мосту: пандус под углом 45 градусов! Как по такому можно подняться? На реактивной каталке? Или нужно, чтобы четыре человека толкали несчастного инвалида вверх и потом держали, когда он будет под этим углом спускаться? Надеюсь, что и город будет этим заниматься, потому что есть понимание важности данной проблемы, но в Церкви мы должны показывать пример. Даже в тех храмах, которые сегодня не оборудованы пандусами, они должны быть обязательно сделаны. Не буду дальше развивать тему инвалидов, но она очень важная, и я хотел бы, чтобы она никогда не оставалась вне вашего внимания, как и тема бездомных.
Однако я хотел бы сосредоточиться на теме, которая, как и тема деторождения, имеет отношение к здоровью всей нации. Это тема алкоголизма. Думаю, какие-то положительные сдвиги все-таки происходят, но главный сдвиг я вижу в том, что люди во власти, а также руководители предприятий, банков отказываются от привычки обсуждать деловые вопросы с бутылкой коньяка. В советское время было так: хочешь договориться, неси коньяк. Теперь я с огромным удовлетворением отмечаю, что среди руководства нет людей, злоупотребляющих алкоголем. Эта мода полностью ушла, и слава Богу, потому что речь идет об элите нашего общества, а пьяная элита— это очень опасно. Эту задачу решили, в том числе, и через пропаганду здорового образа жизни, включая здоровый образ жизни первых лиц российского государства, что является прекрасным примером для всех остальных.
Но остается проблема и на уровне малых городов, и на уровне сельских поселений, да и в крупных городах. У нас, насколько я помню, примерно 50 реабилитационных центров и около 230 организаций, работающих в сфере преодоления алкогольной зависимости. В каждой епархии должен быть церковный центр по работе с алкозависимыми… И работа с алкоголиками должна строиться с использованием духовных средств, в прошлом показавших свою эффективность. Мы знаем о замечательных результатах, достигнутых нашими православными обществами трезвости до революции. Но есть фактор, который сегодня снижает эффективность церковных средств, а именно уровень реального воцерковления нашего народа. На чем строилась работа дореволюционных обществ трезвости? С человеком работали, и он вовлекался в общую молитву, а затем приносил перед крестом и Евангелием клятву в том, что отказывается от употребления алкоголя. И сильная вера, страх Божий помогали несчастному выдержать все муки посталкогольного синдрома и оставить дурную привычку. Современный православный россиянин не всегда имеет такой уровень воцерковления и такую силу Божиего страха. Наша работа с алкоголиками должна включать духовные факторы, в первую очередь связанные с организацией жизненного пространства: люди должны попадать в благоприятную духовную атмосферу. Ведь известно, что алкоголик страдает от множества фобий и страхов, так что сама атмосфера, церковная среда должна снимать эти стрессы. Но одновременно наша работа должна сопровождаться и медицинским вмешательством. Нужно привлекать квалифицированных медиков, специализирующихся в области преодоления алкоголизма, и, сочетая медицинские факторы с духовными, мы можем добиваться очень высоких показателей, что и имеет место в целом ряде наших реабилитационных центров, работающих как с алкоголиками, так и с наркоманами. Встречаются разные цифры, но более 60% реабилитированных наркоманов в наших реабилитационных центрах — это прекрасный показатель. И это достигается совместными усилиями медиков, духовенства и волонтеров, которые работают на преодоление этой национальной проблемы. Поэтому я и хотел бы в качестве приоритетной выделить также работу с алкоголиками и наркоманами.
Сегодня уже было сказано о федеральном законе «Об основах социального обслуживания граждан в Российской Федерации», вступившем в силу 1 января 2015 года. Это очень важный закон. Мы долго старались на разных уровнях убедить власть имущих в том, что необходимо демонополизировать социальную работу, при том что с государством все равно конкурировать невозможно и государство еще долгие годы будет нести на себе главную ответственность за решение социальных вопросов, — да так и должно быть в социально ориентированном государстве. Но нельзя было игнорировать тот потенциал, который существует в добровольческих движениях, в разного рода НКО и, наконец, в Русской Православной Церкви и в других традиционных религиозных общинах России. Тот факт, что сегодня открывается возможность получать государственное финансирование, конечно, является прорывным. Но теперь мяч на нашей с вами стороне. Мы всё требовали и требовали: «Помогите, мы сделаем!» Вот теперь государство готово помочь, а мы должны сделать. Теперь очень важную роль должна играть проектная работа: мы должны уметь представлять государству наши проекты, грамотно составлять документацию, у нас должна быть хорошая организация, в руки которой государство будет готово дать средства. Поэтому, владыка, зная Ваш энтузиазм в связи с принятием этого закона, я попрошу Вас таким образом организовать работу во всей Церкви, чтобы мы были действительно верными и надежными партнерами государства и могли не кривя душой просить материальную помощь на конкретные дела. И мы должны быть готовы к любым проверкам, с тем чтобы социальная работа в недрах Церкви была примером для всех.
Наконец, самое последнее, но очень важное, без чего у нас ничего не получится. Социальной работе надо учиться. Нельзя просто иметь некое благорасположение и сказать: «Ну, пойду, помогу». Может быть, и это неплохо, но если мы будем создавать серьезные социально-церковные учреждения, в том числе претендующие на государственную поддержку, а только так мы и должны сейчас действовать, то мы должны быть профессионалами. Вы знаете, что в наших университетах есть возможность получать и законченное образование в объеме бакалавриата, и консультации различного рода, и проходить курсы для желающих получить соответствующую квалификацию и специализацию. Кроме того, сейчас активно развивается система дистанционного образования, и я считаю, что по крайней мере руководители наших социальных проектов и организаций должны быть дипломированными специалистами, квалифицированными в своей области. Это даст новые возможности для диалога и с государством, и с обществом, потому что и государство заинтересовано в том, чтобы его партнерами в Церкви были квалифицированные, специально подготовленные люди.
Я придаю большое значение V съезду, участниками которого мы с вами сейчас являемся, и очень надеюсь, что этот съезд придаст хороший импульс, который его участники перенесут на все просторы нашей Церкви, в каждую епархию и в большинство приходов. Хотел бы в заключение сердечно всех вас поблагодарить за то, что вы избрали в жизни этот замечательный путь доброделания, без которого наша вера мертва. Благодарю вас за внимание.(20.2)
Святейший Патриарх Кирилл

А как за рубежом?

Финляндия — единственная страна Европы, где количество бездомных непрерывно сокращается с 1980-х годов. Причина тому — эффективная система A Home of Your Own, которая объединяет государство, некоммерческие организации и гражданское общество для того, чтобы дать хорошее и недорогое жильё тем, кто вынужден жить на улице.
Housing First исходит из того, что право на жилье — это неотъемлемое право человека. Крыша над головой — это тот самый минимальный базис, который нужен человеку, чтобы сохранять свое достоинство и развиваться. Бездомного нельзя мучить разными сложными, многоступенчатыми программами, ему нужно просто дать дом — и он вскоре встанет на ноги.
После того, как бездомный перестает быть бездомным, ему оказывается помощь в выплате арендной платы, в социализации, поиске работы и борьбе с зависимостями. Но Housing First предполагает именно помощь, а не принуждение; поддержку, а не полное спонсирование. Так бывший бездомный, с одной стороны, находится в дружелюбной и уважительной атмосфере, а с другой — мягко подталкивается к тому, чтобы взять свою жизнь в руки. Housing First началась в конце 1980х в Америке, и сейчас развивается в Австралии, Франции, Японии и Канаде.
В Европе и США программы выдачи жилья бездомным существовали с 1960-х годов. Они предполагали, что жильё становится наградой для бездомного за его отказ от социально осуждаемого положения — чаще всего под этим понимался отказ от алкоголя и наркотиков. Housing First переворачивает этот принцип с ног на голову.
Дом не должен быть наградой, дом должен быть опорой. Если у человека есть дом, ему гораздо легче отказаться от всего, что связано с жизнью на улице. Вот так просто и логично.
Финская инициатива A Home for Your Own полностью разделяет этот подход. В 1985 году в Хельсинки была основана некоммерческая организация Y-foundation (от финского слова yksin — «один, в одиночестве»). Когда организация поняла, что её инициативы работают, создатели решили, что теперь Y — от слова yhdessä, то есть «вместе».
Сначала этот фонд пытался привлечь частные инвестиции и благотворительные проекты к своей идее. С фондом сотрудничают религиозные организации Финляндии, международный гигант благотворительности Армия Спасения, другие местные благотворительные организации. Но сегодня главный партнер Y-foundation — финское правительство.
Дать жильё = вернуть достоинство
Финны начали с полной переделки приютов для бездомных. Адаптации бездомного вредит сама концепция приюта — казённой ночлежки, в которой можно провести ночь. Да, в приюте безопасно и тепло — но если можно дать нечто большее, это необходимо сделать.
Первой целью программы стал приют Алппикату. Своими распорядками и принципами он скорее напоминал тюрьму. В таком климате социальные работники превращались из тех, кто должен помогать и заботиться, в надзирателей и охранников. Такое положение вещей помогало бездомным не умереть от бедности, но и не давало им никакого развития. Социальные навыки обитателей этого крупнейшего хельсинского приюта были гораздо ниже, чем у жителей других подобных заведений. Бездомные бедолаги жили в казённой нищете, и ничего не стимулировало их к реальному самостоятельному изменению образа жизни. Но программа Home of Your Own изменила их жизнь. Приют был закрыт, а большинство его обитателей было расселено в собственные отдельные квартиры. Сами помещения Алппикату были переоборудованы под скромные, но уютные квартирки со своей кухней и ванной. Потом программа начала развиваться, и для бездомных начали строиться совсем новые жилые комплексы.
Y-foundation вместе с правительством строит дома для бездомных, а Армия спасения платит за них аренду. В этой системе участвует множество других благотворительных организаций, финских и международных, которые обеспечивают бездомных помощью. Бездомных окружают заботой и поддержкой профессионалы всех направлений — от психотерапевтов до агентов по трудоустройству. Ещё один интересный участник этого партнерства — RAY, Ассоциация игровых машин Финляндии. Это государственная компания, которой принадлежит вся отрасль игровых автоматов страны. Вся прибыль (а в год RAY зарабатывает больше миллиарда евро) идёт на благотворительные цели.
Когда бездомный получает жильё, благотворители и государство продолжают присматривать за ним. Бывшим бездомным помогают создать соседское сообщество в одном отдельном жилом комплексе, организуют встречи жильцов, обсуждения планов благоустройства и совместной жизни. Бездомные становятся ответственными горожанами. Естественно, в это же время им помогают с поиском работы.
Финская модель Housing First отличается от американской тем, что здесь экс-бездомный, получив жильё, через несколько месяцев адаптации должен начать платить аренду сам, если нашел работу. Если человек по каким-то причинам не может приняться за работу — например, ему нужно получить образование или ему не хватает физических возможностей, государство поддерживает его финансово. Это одна из главных идей A Home of Your Own — бездомного нужно поддержать, переселить с улицы в теплый дом, помочь завязать со старой жизнью, но потом он должен начать стараться сам, без этого всё бесполезно.
Государство тратит на этот проект огромные суммы. За 4 года работы программы PAAVO II (с 2012 по 2015 год) правительство потратило почти 100 миллионов евро. 65 миллионов из них выделила Ассоциация игровых машин. Y-foundation стала четвёртым по размеру арендодателем в стране.
Примерно две трети этих денег уходит на строительство недвижимости, ещё треть — на поддержку бездомных. Сумма большая, но государству это выгодно. Ведь куда удобнее и дешевле вложить в бездомного побольше денег один раз и превратить его из маргинала в ответственного и работающего гражданина (и налогоплательщика!), чем платить за социальные программы для него всю его жизнь, без надежды на то, что он перестанет быть бездомным.
За 4 года Y-foundation построил почти 3 тысячи единиц жилья. В некоторых городах Финляндии количество бездомных сократилось кардинально. Например, на 71% в Лахти и на 74% в Тампере. Программа работает, и государство планирует её расширять.
Эта прекрасная инициатива — отличный пример того, каким должно быть социальное государство XXI века. Важно не только не жалеть денег на нужды слабозащищенных членов общества, нужно стараться обеспечить их настоящей заботой, от которой будет польза и обществу, и им самим.
Простой пример: можно платить человеку с парализованными ногами 5 тысяч долларов в месяц, — но он останется беспомощным, если нигде нет пандусов для его коляски. Так и с бездомными — долгие годы государство тратило деньги на бесполезные программы ресоциализации, которые не приносили никакой пользы. Но потом появились талантливые люди, которые предложили другой путь, власть их услышала и оказала им полную поддержку. В таком открытом, беспристрастном подходе и заключается подлинное благо.

Пять здоровых привычек.

Эти пять областей были выбраны потому, что предыдущие исследования показали, что они оказывают большое влияние на риск преждевременной смерти. Вот как эти здоровые привычки были определены и измерены:
• Здоровая диета, которая была рассчитана и оценена на основе данных о потреблении здоровых продуктов, таких как овощи, фрукты, орехи, цельное зерно, полезные жиры и жирные кислоты омега-3, и нездоровых продуктов, таких как красное и обработанное мясо, подслащенное сахаром напитки, транс-жиры и натрий.
• Здоровый уровень физической активности, который измерялся как минимум 30 минут в день от умеренной до активной активности в день.
• Масса здорового тела, определяемая как индекс нормальной массы тела (ИМТ), который составляет от 18,5 до 24,9.
• Курение, нет здорового количества курения. «Здоровый» здесь означает никогда не курить.
• Умеренное потребление алкоголя, которое измерялось от 5 до 15 грамм в день для
женщин и от 5 до 30 грамм в день для мужчин. Как правило, одна порция содержит около 14 граммов чистого алкоголя. Это 350 миллилитров обычного пива, 140 миллилитра вина или 40 миллилитров водки.
Исследователи также изучили данные о возрасте, этнической принадлежности и использовании лекарств, а также сравнительные данные национальных обследований здоровья и питания и широко распространенных онлайн-данных Центров по контролю и профилактике заболеваний для эпидемиологических исследований.
Здоровый образ жизни имеет значение?
Как оказалось, здоровые привычки имеют большое значение. Согласно этому анализу, люди, которые соответствовали критериям для всех пяти привычек, жили значительно, впечатляюще дольше, чем те, у кого их не было: 14 лет для женщин и 12 лет для мужчин (если у них были эти привычки в возрасте до 50 лет). Люди, у которых не было ни одной из этих привычек, были гораздо более склонны к преждевременной смерти от рака или сердечно-сосудистых заболеваний.
Исследователи также рассчитали ожидаемую продолжительность жизни по количеству этих пяти здоровых привычек. Только одна здоровая привычка (и не важно, какая именно)… только одна … увеличила ожидаемую продолжительность жизни у мужчин и женщин на два года. Неудивительно, что чем больше у людей здоровых привычек, тем дольше они живут. Это одна из тех ситуаций, когда хотелось бы перепечатать графики для вас, настолько они впечатляющие. (Но, если вам очень любопытно, они доступны в Интернете).
Это замечательно. И это подтверждает предварительные аналогичные исследования – много предварительных аналогичных исследований. Исследование, проведенное в 2017 году с использованием данных исследования здоровья и выхода на пенсию, показало, что люди в возрасте 50 лет и старше, которые имели нормальный вес, никогда не курили и пили алкоголь в умеренных количествах, жили в среднем на семь лет дольше. Большой анализ 2012 года 15 международных исследований, в котором приняли участие более 500 000 участников, показал, что более половины преждевременных смертей были вызваны нездоровыми факторами образа жизни, такими как неправильное питание, малоподвижный образ жизни, ожирение, чрезмерное потребление алкоголя и курение. И список поддерживающих исследований можно продолжить.
Так в чем наша большая проблема?
Как отмечают авторы этого исследования, мы склонны тратить огромные средства на разработку модных лекарств и других методов лечения заболеваний, а не на их предотвращение. Это большая проблема.
Эксперты предположили, что лучший способ помочь людям сделать здоровое питание и изменить образ жизни – это широкомасштабный, на уровне населения, посредством усилий общественного здравоохранения и политических изменений. (Вроде как мотоциклетные шлемы и законодательство о ремнях безопасности …).
Конечно, это сильно отталкивает от большой индустрии. Если у нас есть руководящие принципы и законы, помогающие нам вести здоровый образ жизни, крупные компании не будут продавать столько фаст-фуда, чипсов и газировки. И для компаний, одержимых зарабатыванием денег ценой человеческой жизни, это очень неприемлемо.

Посттравматическое стрессовое расстройство

21 век — век больших надежд, в плане развития медицины, компьютерных технологий и всевозможных способов облегчения и улучшения жизни человека. Но как показывает печальная тенденция – все эти положительные моменты сопровождаются так же и всё появляющимися новыми недугами. Однако, в наше время, всё больше людей страдает вполне известными ранее расстройствами нервной и психической системы. И основным моментом, который способствует распространению подобных диагнозов является неблагоприятная криминальная, военная и политическая ситуация в мировом сообществе, а это, просто незаменимая среда, для развития подобных заболеваний. Насколько ни была бы устойчивая наша психика, мы всё равно переживаем за нашу страну, семью либо просто знакомых, которые оказались в той или иной тяжёлой жизненной ситуации. В последнее время, психологами отмечен такой диагноз, как «синдром войны». Самым важным является тот факт, что его симптомы замечаются на самых разных континентах нашей планеты. Данный синдром в медицине квалифицируется как посттравматическое стрессовое расстройство (ПТСР). И такое широкое распространение данное заболевание получило в связи с нестабильным военным положением в мире. А пациентами психотерапевтов являются не только люди, непосредственно принимавшие участие в военных действиях, но и их семьи и родные, которые всецело были заняты переживаниями о судьбе их родного человека, находящегося в зоне боевых действий. Подобный синдром после войны переживают также обычные люди, которым довелось насмотреться и пережить всю жестокость военных действий (мирное население, волонтёры и сами медики). Он возникает впоследствии острой стрессовой ситуации и его симптомы, чаще всего, проявляются практически моментально. Однако нередко бывают случаи, когда человек в первое время не замечает характерных признаков психических расстройств – в таких случаях ваш мозг просто блокирует не желательные для воспоминаний моменты, но по происшествие времени симптомы активно начинают проявлять себя (в психологии – оставленная реакция на чрезвычайное происшествие).
Участие в военных действиях всегда влекут за собой плачевные последствия, как для страны, так и для её жителей. Государство в такие моменты получает небывалую разруху, восстановление и реконструкция которой требует громадных сил и финансовых затрат, а порой и вообще не подлежит возобновлению. Также, примерно, проходит и поствоенный синдром у человека. В зависимости от физических, моральных и психологических факторов каждой личности медики отмечают следующие симптомы данного заболевания:
Мысленное возвращение к пережитому, избегание в разговоре тем касающихся пережитого чрезвычайного происшествия,
Повышенная пугливость (в психологии – «старл-рефлес»).
Если вы адекватный человек и замечаете подобные симптомы у себя либо своих близких – срочно обратитесь к специалисту. Если дело у больного дойдёт до внезапного возвращения в прошлое – он начнет действовать и мыслить, как будто снова переживает этот период (в психологии – «флэшбэк»), а это опасно, и для него, и для окружающих.
Психологическая помощь воевавшим, в первую очередь зависит от обстановки в мирной жизни. Главное в жизни воевавшего человека «не впускать» стрессовые бытовые ситуации – лучше всего сконцентрировать его внимание на любимом его занятии. Если больной нуждается в психологической помощи – приписывают медикаментозные препараты и психотерапевтические процедуры. Второй вариант более часто применяется и считается максимально эффективным. В случае медикаментозного лечения, выписывают антидепрессанты, транквилизаторы, гипнотики. В современное время, отлично зарекомендовала себя относительно новая методика «отвлекающего внимания», суть которой заключается в том, что пациента при появлении симптомов синдрома учат концентрировать внимании на каком-нибудь ярком, и положительном моменте в жизни, что со временем приводит к вырабатыванию привычки.
Хоть в Российской Федерации и используются различные программы поддержки бывших участников боевых действий, на практике они не всегда обращаются за помощью в такие органы из-за бумажной волокиты или других проблем. В таких случаях если нет близких и родных, которые могут оказать помощь (или они не готовы, не желают) в данной ситуации, чтоб человек не остался без поддержки и на улице, лучше всего обратится в социальные реабилитационные центры. В них не только созданы все условия для адаптации к повседневной жизни, но и существуют ряд предупреждающих ограждений от алкогольной и наркотической зависимости. Человек не остаётся без поддержки, не только от единичных людей, но и целого коллектива, что также положительно сказывается на смягчение депрессивного состояния, но и ускоряет выход из него.

От сумы не зарекайся

Что делать, если жизнь заставляет на собственном опыте убедиться в правильности поговорки «от сумы не зарекайся»? Куда обращаться, оставшись без дома и источников дохода?
Сколько всего обиженных судьбой людей, неизвестно, точная статистика по бродягам не ведется. На улице оказываются не те, кому некуда пойти, а те, кто не хочет жить по принятым в обществе правилам. Ведь «Бомж – человек не без крыши над головой, а человек с определенными убеждениями. Обычно эти люди дорожат свободой не работать, свободой жить без документов, без контроля, свободой от семьи, свободой пить… Работа, где нужно подчиняться каким-то правилам, – для них каторга, выполнение социальных норм – посягательство на свободу. Если человек осознал безысходность жизни бомжа, он начнет возвращаться в социум, но нужно ведь осознать. Кто хочет, тому всегда протянут руку помощи». На первый взгляд может показаться, что никому нет дела до человека, который остался наедине со своей бедой. На самом деле, это не так. Обманули родственники; пока сидел в местах лишения свободы, родные подсуетились и выписали неблагополучного сородича; подписал, невнимательно прочитав, документы и оказался на улице – в каждом случае государственные структуры, занимающиеся вопросами социальной политики, оказывают необходимую поддержку. Впрочем, у человека, волею судьбы оказавшегося на улице, вряд ли есть трудовая книжка, справка о зарплате и идентификационный код – в лучшем случае, только паспорт. Что делать и на что рассчитывать в такой ситуации?
Социальную работу по обслуживанию населения, оказание социальной помощи и услуг с целью преодоления или смягчения сложной жизненной ситуации ведут социальные службы государственных специализированных учреждений и негосударственных структур. К государственным социальным службам относятся органы управления, учреждения и предприятия социального обслуживания населения, министерств и ведомств РФ, к компетенции которых относится функция предоставления социальной помощи населению. К негосударственным относятся предприятия социального обслуживания, создаваемые благотворительными, общественными, религиозными организациями, частными лицами. К муниципальной социальной службе относятся учреждения и предприятия социального обслуживания населения, находящиеся в ведении органов местного самоуправления. Согласно постановлениям Правительства РФ и приказам Министерства социальной защиты населения, в стране открыты специализированные учреждения для лиц БОМЖ, утверждены Примерные положения об учреждении социальной помощи для данной категории населения, о межведомственных комиссиях по проблемам профилактики бродяжничества, порядок приема лиц БОМЖ в учреждение, правила регистрации и снятие граждан РФ с учета по месту пребывания. Услуги реабилитационной направленности оказывают дома ночного пребывания, социальные приюты, социальные гостиницы, центры социальной адаптации. Органы исполнительной власти субъектов Российской Федерации разрабатывают и реализуют региональные программы социальной поддержки и помощи дезадаптированным группам населения.
При полном отсутствии документов, и других сложных ситуациях, для тех, кто стал жертвой жизненных обстоятельств, адаптационные дома – это возможность передохнуть, собраться с мыслями, заново научиться отношениям с обществом и поменять жизненные установки. Здесь также могут обогреть, накормить, помочь с жильем, работой и восстановлением документов.

И снова, Социальное предпринимательство

Темы, которые касаются социального предпринимательства, сегодня становятся с каждым днем все популярнее. Однако дать однозначное определение данному понятию весьма затруднительно. Что такое социальное предпринимательство? Виды деятельности, соответствующие данному направлению, к каким категориям имеют отношение в первую очередь? Почему? Данные и иные не менее волнующие общество вопросы рассмотрены в данной статье.
Понятие социального предпринимательства, что такое социальное предпринимательство? Виды деятельности, его характеризующие, определяются весьма интересным образом. Так, под социальным предпринимательством следует понимать предпринимательскую деятельность, в первоочередном плане нацеленную на смягчение или разрешение социальных проблем. Важно отметить, что социальные предприниматели формируют бизнес-модель с уникальными характеристиками. Ее прибыль состоит в увеличении социального блага. Необходимо дополнить, что социальное предпринимательство, виды деятельности, ему соответствующие, отличаются от бизнеса с корпоративным социальным типом ответственности (КСО). Дело в том, что во втором случае на разрешение проблем социальной природы направлена лишь часть прибыли, а не вся ее сумма. Развитие социального предпринимательства тесно связано со следующими определениями: Социальное воздействие – не что иное, как целевая направленность на смягчение или решение актуальных проблем социального плана; устойчивые социальные результаты позитивного характера, которые можно измерить. Инновации – это использование новых методик, которые позволяют увеличить степень социального воздействия на общество. Финансовая устойчивости и самоокупаемость – не что иное, как способность социально направленной структуры решать проблемы социального характера до той поры, пока в этом есть необходимость, и за счет тех доходов, которые приходят от собственной экономической деятельности. Тиражируемость и масштабируемость – некоторое увеличение масштаба хозяйственной деятельности социальной структуры (как на национальном, так и на международном уровне) и распространение модели (опыта) для того, чтобы увеличить степень социального воздействия. Предпринимательский подход – способность предпринимателя, входящего в субъекты социального предпринимательства, лицезреть рыночные провалы, аккумулировать ресурсы, находить возможности, формировать новые решения, которые способны позитивным образом на долгосрочной основе влиять как на отдельные общественные группы, так и на общество в целом. Как выяснилось, характеризующие социальное предпринимательство виды деятельности не имеют четких рамок. Поэтому в литературе, как правило, даются лишь приблизительные модели (направления) соответствующей деятельности. Организации социального предпринимательства по созданию услуг, которые не представляются в полном объеме со стороны государства. Социально ориентированное предпринимательство, направленное на развитие территории и местного социума. Субъекты малого предпринимательства, социально ориентированные проекты, организуются посредством приложения усилий субъектов социального предпринимательства. Так, в роли последних могут выступать следующие структуры и граждане: Организации коммерческого типа. Организации некоммерческого типа. Индивидуальные предприниматели. Субъекты социального предпринимательства занимаются организацией и продвижением деятельности, которой соответствуют следующие признаки: Социальное воздействие. Иными словами, деятельность структуры, так или иначе, направляется на смягчение в отношении актуальных проблем социального характера. Социальное предпринимательство определяется таким признаком, как инновационность. Таким образом, в процессе собственной деятельности компания должна использовать новые уникальные методики работы. Признак финансовой устойчивости. Иными словами, предприятие обязано разрешать проблемы социального плана за счет доходов, которые оно получает от своей же экономической деятельности. И, наконец, социальное предпринимательство в России носит масштабируемый характер. То есть структура, так или иначе, имеет возможность передать ранее полученные навыки иным предприятиям, рынкам и даже другим странам. Что же из этого следует? В полной мере проанализировав представленные признаки, можно судить о том, что по причине столь интересного предпринимательского подхода рассматриваемая в статье категория существенно отличается от обычной традиционной благотворительности. Почему? Дело в том, что кроме социального эффекта, деятельность социальных компаний направлена на получение прибыли, что очень важно для хозяйствующих структур на сегодняшний день.